?

Log in

No account? Create an account
Nirvana
sever4737
Побывал на празднике у местных. Приобщился к шаманскому фольклору. Заснул под гул бубна. Потом проснулся и вспомнил историю.

Хозяйка Зимы (Рассказ вполне аутентичный).
Давно это было. Жил вдали от людей один шаман и была у него дочь-красавица. В зиму ушел шаман в верхний мир и осталась она одна. Все мастерство отца получила и все его духи поклонились ей как своей госпоже. Но ее сердце было холодным и колючим словно мороз над Мангму. Гордилась она своей красотой и властью над духами и ни во что не ставила других, так что скоро все оставили ее. Быстро обратилась она ко злу - насылала на людей болезни и голод. Радовалась их несчастьям, кружась со злыми духами в танце вокруг черного пламени. Тогда собрались тойоны, сожгли ее то-рав дотла, а саму шаманку прокляли, отобрали одежду и вытолкали на мороз. Но она не умерла - так велики были ее злоба и гордыня, что стала она лютой Кехни-ри - ведьмой, повелевающей северными ветрами. Совсем людям житья от нее не стало - зима длилась вдвое против обычного.
Тогда вызвались двое братьев-тойонов извести колдунью, спасти людей. На великое дело собрались они, так что каждый из племени, прощаясь с ними, отдавал им часть своего Тен-ихли (сердечное тепло).
Долго шли они на север, пробиваясь через вьюги и метели, терпя голод и лишения, но все-таки добрались до ее убежища. И разожгли они большие костры, вызывая ее на бой. И начался такой бой, которого не бывало еще под солнцем и луной. Полчища белых волков насылала она на них, ледяные копья обрушивала с лютой метелью. Но крепко стояли братья - потому что горели духом, получив от людей тепло их сердец и поклялись скорее умереть, чем отступить.
Увидела Кехни-ри, что бессильны против них ее слуги и колдовство и решила одолеть их коварством. Явилась она ночью в видении старшему брату и начала обольщать его, говоря: - Что тебе за дело до этих жалких людишек! Пойдем со мной в мой снежный дворец - ты станешь великим тойоном. Убей своего брата и я назову тебя своим господином!
Но старший брат только посмеялся над ведьмой и с проклятием велел убираться к своему темному сборищу. С лютой злобой тогда Кехни-ри стала околдовывать младшего брата - все свои чары, какие у нее остались пустила в ход, сулила ему свою красоту, могущество и власть над духами: - Ведь ты же младший брат! Ты всегда будешь за спиной старшего!
Почувствовал юноша, что его сердце склоняется к лихим речам, проснулся и сказал старшему брату: - Брат! Сердце мое ослабело - не выдержать мне борения! Но, клянусь, сделаю, все что повелишь!
Лишь улыбнулся старший брат: - Нет места для страха, брат! Ведь отныне мы имеем с тобой одно сердце и одну душу! И еще сто сердец бьется у нас груди как одно - разве ты забыл?! Наступает наш последний час, но люди не увидят больше долгой зимы!
Тогда встали братья и взошли на огромный костер и вышли из него сияющими тыын'ри - духами-сполохами. Огненными мечами разрушили все царство Кехни-ри, порешили всех ее злобных слуг, а саму ее заточили в центре нижнего мира, так что никогда она больше не возвращалась в мир живых.
Так что когда люди видят зимой сияние на небе, то говорят: - Вот! Это воины солнца - братья-сполохи идут на битву с Хозяйкой Зимы! А еще с тех пор, отправляясь в зимовье, все охотники клянутся своему тойону как старшему брату во всем слушаться его слова, ибо часто во время долгой зимы злая воля Кехни-ри по-прежнему смущает сердца и души людей завистью и злобой.

Философия
sever4737
Разговорился я как-то с хозяином чайной в Даляне (он хорошо говорил по-русски).
Спрашиваю: Скажи, уважаемый, отчего у вас в Поднебесной такие люди веселые, хотя многие из них только чашкой риса в день сыты?
А он: Ничего удивительного, уважаемый. Жизнь сына Поднебесной никогда ничего не стоила, да и теперь ничего не стоит, так что мы привыкли проживать каждый день как последний. Для нас, китайцев, прошлого уже нет, а будущее еще не наступило, поэтому мы счастливы тем, что имеем сейчас. Вы - западные люди живете прошлым или планами на будущее, не видите самой жизни, не чувствуете вкуса еды, не цените то, что имеете, поэтому всегда несчастны.

Что-то в этом есть).

The Roman Centurion"s Song
sever4737
The Roman Centurion"s Song
(ROMAN OCCUPATION OF BRITAIN, A.D. 300)
Rudyard Kipling

ПЕСНЯ РИМСКОГО ЦЕНТУРИОНА


Легат, я получил приказ идти с когортой в Рим,
По морю к Порту Итию, а там - путем сухим;
Отряд мой отправленья ждет, взойдя на корабли,
Но пусть мой меч другой возьмет. Остаться мне вели!

Я прослужил здесь сорок лет, все сорок воевал,
Я видел и скалистый Вект, и Адрианов Вал,
Мне все места знакомы тут, но лишь узнав о том,
Что в Рим, домой, нас всех зовут, я понял: здесь мой дом.

Здесь счастлив был я в старину, здесь имя заслужил,
Здесь сына - сына и жену я в землю положил,
Здесь годы, память, пот и труд, любовь и боль утрат
Вросли навек в британский грунт. Как вырвать их, легат?

Я здешний полюбил народ, равнины и леса.
Ну лучше ль южный небосвод, чем наши небеса,
Где августа жемчужный свет, и мгла январских бурь,
И клочья туч, и марта луч сквозь бледную лазурь?

Вдоль Родануса вам идти, где зреет виноград
И клонит лозы бриз, летя в Немауз и Арелат.
Но мне позволь остаться здесь, где спорят испокон
Британский крепкошеий дуб и злой эвроклидон.

Ваш путь туда, где сосен строй спускается с бугра
К волне Тирренской, что синей павлиньего пера.
Тебя лавровый ждет венок, но неужели ты
Забудешь там, как пахнет дрок и майские цветы?

Я буду Риму здесь служить, пошли меня опять
Болота гатить, лес валить, иль пиктов усмирять,
Или в дозор водить отряд вдоль Северной Стены,
В разливы вереска, где спят империи сыны.

Легат, не скрыть мне слез - чуть свет уйдет когорта в Рим!
Я прослужил здесь сорок лет. Я буду там чужим!
Здесь сердце, память, жизнь моя, и нет родней земли.
Ну как ее покину я? Остаться мне вели!

.........................................

...Здесь Киплинг песню оборвал. Загадочный конец...
А может это не финал?! Пусть струны рвет певец!
Он не оставил легион?! Он выполнил приказ?
И вот седой центурион продолжил свой рассказ...

Наш легион вернулся в Рим, роскошный был парад,
Наш цезарь был неотразим! - Но я хочу назад,
Туда, в зеленые луга, в британские холмы,
Где замерзают берега от северной зимы.

Оставь напрасные мечты - отчаянья исток,
Через сгоревшие мосты мы выйдем на восток,
Пришел от цезаря приказ - защита крепостей
Теперь возложена на нас от всяческих гостей.

По всем провинциям тогда поднялись мятежи,
Пришла персидская орда, горели рубежи,
И злой парфянский дезертир мне встретился в бою,
Но спас британский командир Империю мою.

Мы на Массаду поднялись и взяли Ктесифон,
Нам без сражения сдались Пергам и фараон,
И словно мудрости ответ на ужасы войны,
Брели печально на рассвет индийские слоны.

Где Лев, народам всей Земли внушавший смертный страх?
Лежит Ниневия в пыли, над ней могильный прах.
А где-то там, среди камней, шагает легион,
И спит великий царь царей, тиран Ассаргаддон...

И я от холода страдал в таврических снегах,
Потом от жажды умирал в египетских песках,
Там, где бездарный генерал отряды погубил,
И африканец Ганнибал мне руку отрубил.

Горят походные костры на лагерном холме,
Но наши дротики остры - пусть знает враг во тьме,
И только жалобно кричат обозные ослы,
Там погибал в бою солдат за римские орлы...

Мы переплыли океан на быстрых кораблях,
Где заблудился ураган в широких парусах,
И весла бились о волну с утра до темноты,
Но флот пришел через луну в индийские порты.

И там услышал я рассказ - вдоль нильских берегов,
Солдаты шли в последний раз по милости богов,
Найти исток реки велел безумный царь Нерон,
Никто ослушаться не смел - в путь вышел легион.

Сквозь джунгли, с мужеством в сердцах, когорты шли на юг,
Сражались с монстрами в лесах, что нападали вдруг,
Хранили преданность всегда среди земель чужих,
И хоронили иногда товарищей своих.

Нам красноглазый бог войны дорогу освещал,
Мы были гордостью полны, никто не отступал -
Ни перед лагерным трудом, тяжелым и ночным,
Ни перед вражеским мечом, жестоким и стальным

Когда казалось, что совсем надежда умерла,
В прекрасный, сказочный Эдем центурия вошла -
Там, где небесные дары в кольцо озер сплелись,
И две волшебные горы над миром поднялись.

Теперь обратно, в долгий путь, несем своих орлов,
Друзей погибших не вернуть - не надо лишних слов,
И пусть напишет через век рассказчик-пилигрим,
Что только девять человек пришли обратно в Рим...

Song for the Defence of IwoJima!
sever4737
Song for the Defence of IwoJima!

"Далеко средь волн Тихого океана -
К югу от столицы Империи есть маленький остров!
И теперь судьба всей страны,
Зависит только от тебя - остров Иводзима!

Пока наш флаг вьется над горой Сурибати -
Земля Империи будет свободна и мир будет царить на ней!
Мы будем сражаться с честью и отстоим от врагов
Наш славный остров Иводзима!!!".